Карнавалы эпохи Средневековья

Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и ренессанса Бахтин М. А между тем Рабле принадлежит одно из самых первых мест в ряду великих создателей европейских литератур. Белинский называл Рабле гениальным,"Вольтером века", а его роман - одним из лучших романов прежнего времени. Западные литературоведы и писатели обычно ставят Рабле - по его художественно-идеологической силе и по его историческому значению непосредственно после Шекспира или даже рядом с ним. Французские романтики, особенно Шатобриан и Гюго, относили его к небольшому числу величайших"гениев человечества" всех времен и народов. Его считали и считают не только великим писателем в обычном смысле, но и мудрецом и пророком. Вот очень показательное суждение о Рабле историка Мишле: Но, преломляясь через это шутовство, раскрывается во всем своем величии гений века и его пророческая сила. Всюду, где он еще не находит, он предвидит, он обещает, он направляет. В этом лесу сновидений под каждым листком таятся плоды, которые соберет будущее.

Средневековый смех и его словесно-речевые формы

Культура и искусство Реферат: Само время — век, полный войн, народных волнений и бесчеловечных расправ, — объясняет развитие такого противоречивого жанра, как миракль. С одной стороны, крестьянские массы брались за топоры, восставали, с другой — подчинялись тяжелой жизни.

Понятие"народная смеховая культура" вошло в обиход интеллигентов благодаря Бахтин рассказал о"карнавальном сознании" средневекового мира, Одним словом, так называемому народу было не до смеха, но это мало кого .. проникнута элементами страха, слабости, смирения, резиньяции, лжи.

А между тем Рабле принадлежит одно из самых первых мест в ряду великих создателей европейских литератур. Белинский называл Рабле гениальным,"Вольтером века", а его роман - одним из лучших романов прежнего времени. Западные литературоведы и писатели обычно ставят Рабле - по его художественно-идеологической силе и по его историческому значению непосредственно после Шекспира или даже рядом с ним. Французские романтики, особенно Шатобриан и Гюго, относили его к небольшому числу величайших"гениев человечества" всех времен и народов.

Его считали и считают не только великим писателем в обычном смысле, но и мудрецом и пророком. Вот очень показательное суждение о Рабле историка Мишле: Но, преломляясь через это шутовство, раскрывается во всем своем величии гений века и его пророческая сила. Всюду, где он еще не находит, он предвидит, он обещает, он направляет. В этом лесу сновидений под каждым листком таятся плоды, которые соберет будущее. Вся эта книга есть"золотая ветвь"1 здесь и в последующих цитатах курсив мой.

Все подобного рода суждения и оценки, конечно, относительны. Мы не собираемся решать здесь вопросы о том, можно ли ставить Рабле рядом с Шекспиром, выше ли он Сервантеса или ниже и т. Но историческое место Рабле в ряду этих создателей новых европейских литератур, то есть в ряду: Данте, Боккаччо, Шекспир, Сервантес, - во всяком случае, не подлежит никакому сомнению.

О теории народно-смеховой культуры М. Бахтина Кто полностью отрекся от Бога — и словом, и сердцем, — тот не способен в жизни сделать ничего, что бы не служило его полному разрушению, телесному и душевному. Потому не спеши искать палача для безбожника.

И основное средство этой трансформации — карнавальный смех, направленный в известной степени способствует изживанию страха перед санкциями. смех являлся частью нормативной системы средневекового общества.

Эта свобода смеха, как и всякая свобода, была, конечна, относительной; область ее была то шире, то уже, но вовсе она никогда не отменялась. Свобода эта, как мы видели, была связана с праздниками и ограничивалась в известной мере временными гранями праздничных дней. Она сливалась с праздничной атмосферой и сочеталась с одновременным разрешением мяса, сала, половой жизни. Это праздничное освобождение смеха и тела резко контрастировало с минувшим или предстоящим постом.

Праздник был как бы временной приостановкой действия всей официальной системы со всеми ее запретами и иерархическими барьерами. Жизнь на короткий срок выходит из своей обычной, узаконенной и освященной колеи и вступает в сферу утопической свободы. Самая эфемерность этой свободы только усиливала фантастичность и утопический радикализм создаваемых в праздничной атмосфере образов. Атмосфера эфемерной свободы царила как на народной площади, так и в бытовой домашней праздничной пирушке.

Античная традиция вольной, часто непристойной и в то же время философской застольной беседы, возрожденная в эпоху Ренессанса, нашла местную традицию праздничной пирушки, выросшую из родственных фольклорных корней[53]. Эта традиция застольных бесед жива и в последующих веках. Аналогичны и традиции вакхических застольных песен, сочетающих обязательный универсализм вопросы жизни и смерти с материально-телесным моментом вино, еда, плотская любовь , с элементарным чувством времени молодость, старость, скоротечность жизни, изменчивость судьбы и со своеобразным утопизмом братство как собутыльников, так и всего человечества, торжество изобилия, победа разума и т.

Доклад: История развития карнавала и маскарада

Запрашиваемая вами страница удалена или перемещена Не отчаивайтесь. Впишите вставьте название документа или интересующие вас ключевые слова в поисковую форму и нажмите кнопку"Поиск", либо воспользуйтесь навигационным меню в левой колонке.

Характеризуя элементы народной смеховой культуры наследии, Бахтин средневековой и ренессансной смеховой, карнавальной культуры до . Деда, несмотря на страх весь, смех напал, когда увидел, как черти с.

Само слово"карнавал" неясного происхождения. Как свидетельствуют ученые, в слове"карнавал" лежат два латинских корня — мясо , и прощай , что означает"прощаюсь с мясом". Довольно широко толковал термин М. Бахтин, относя к нему"совокупность всех разнообразных празднеств, обрядов и форм карнавального типа". В более узком значении под карнавалом подразумевают народные праздники февральско-апрельского цикла, которые происходят на так называемые"жирные дни", предшествующие Великому посту.

Народные сборища, праздники, игры и жертвоприношения происходили под открытым небом, у источников, в рощах, на скалах, на перекрестках дорог. Но, так или иначе, все, что символически отражалось в праздниках, направлялось на уравновешивание бытия и должно было способствовать победе добра и святости над постоянно угрожающими злом и скверной, обеспечивать плодородие земли и чадородие людей.

Он раскрывает для нас древнюю народно-праздничную стихию как относительно лучше сохранившийся обломок этого громадного и богатого мира. Карнавал стал в действительности тем резервуаром, куда вливались прекратившие свое самостоятельное существование народно-праздничные формы. Карнавал не созерцают и, строго говоря, даже не разыгрывают, а живут в нем, живут по его законам, пока эти законы действуют, то есть живут карнавальной жизнью".

Очевидна условность такого понятия, показательна огромная продолжительность данного периода — более тысячелетия, не вызывает сомнения важность и многогранность содержания этого этапа в истории человечества.

История развития карнавала и маскарада

Мы видели, что средневековый смех был абсолютно внеофициален, но он был зато легализован. Эта свобода смеха, как и всякая свобода, была, конечна, относительной; область ее была то шире, то уже, но вовсе она никогда не отменялась. Свобода эта, как мы видели, была связана с праздниками и ограничивалась в известной мере временными гранями праздничных дней.

Творчество Ницше и народная культура средневековья и Ренессанса и частицами единой и целостной народно-смеховой, карнавальной культуры» [1, 6]. . Очень важно отметить свойство народного смеха - уничтожать страх.

Герцен Четырехвековая история понимания, влияния и интерпретации Рабле весьма поучительна: Современники Рабле да и почти весь век , жившие в кругу тех же народных, литературных и общеидеологических традиций, в тех же условиях и событиях эпохи, как-то понимали нашего автора и сумели его оценить. О высокой оценке Рабле свидетельствуют как дошедшие до нас отзывы современников и ближайших потомков [1] , так и частые переиздания его книг в и первой трети веков.

При этом Рабле высоко ценили не только в кругах гуманистов, при дворе и в верхах городской буржуазии, но и в широких народных массах. Приведу интересный отзыв младшего современника Рабле, замечательного историка и писателя Этьена Пакье. В одном письме к Ронсару он пишет: О том, что Рабле был понятен и близок современникам, ярче всего свидетельствуют многочисленные и глубокие следы его влияния и целый ряд подражаний ему. Литература века была даже как бы завершена под знаком Рабле: Эти два произведения, завершающие собою век, отмечены печатью существенного влияния Рабле; образы в них, несмотря на их разнородность, живут почти раблезианской гротескной жизнью.

Кроме названных нами больших писателей века, сумевших претворить влияние Рабле и сохранить свою самостоятельность, мы находим многочисленнейших мелких подражателей Рабле, не оставивших самостоятельного следа в литературе эпохи. О чем свидетельствует это быстрое признание, восторженные но не изумленные отзывы современников, громадное влияние на большую проблемную литературу эпохи — на ученых гуманистов, историков, политических и религиозных памфлетистов, — наконец, громадная масса подражателей?

Современники воспринимали Рабле на фоне живой и еще могучей традиции. Их могла поражать сила и удача Рабле, но не самый характер его образов и его стиля. Современники умели видеть единство раблезианского мира, умели чувствовать глубокое родство и существенную взаимосвязь всех элементов этого мира, которые уже в веке покажутся резко гетерогенными, а в веке вовсе несовместимыми, — высокой проблемности, застольных философских идей, ругательств и непристойностей, низкой словесной комики, учености и фарса.

Карнавал и культура смеха

Празднества карнавального типа и связанные с ними смеховые действа или обряды занимали в жизни средневекового человека огромное место. Кроме карнавалов в собственном смысле с их многодневными и сложными площадными и уличными действами и шествиями, справлялись особые праздники дураков и праздник осла, существовал особый, освященныйтрадицией вольный пасхальный смех.

Более того, почти каждый церковный праздник имел свою, тоже освященную традицией, народно-площадную смеховую сторону. Таковы, например, так называемые храмовые праздники, обычно сопровождаемые ярмарками с их богатой и разнообразной системой площадных увеселений с участием великанов, карликов и т. Древние карнавальные праздники содержат в качестве стержневых,базовых элементы, получившие в науке название"смеховых".

89 частями и частицами единой и целостной народно-смеховой, карнавальной культуры»1. Отношение христианского мира к смеху и веселью вовсе не.

Но в православии всегда преобладала та линия, которая считала смех греховным. Еще Иоанн Златоуст заметил, что в Евангелии Христос никогда не смеется. Димитрий Ростовский прямо предписывал пастве: Исключение из этого правила делается редко; но оно всегда делается для юродивых. Смеховая литература средневековья развивалась целое тысячелетие и даже больше, так как начала ее относятся еще к христианской античности. За такой длительный период своего существования литература эта, конечно, претерпевала довольно существенные изменения менее всего изменялась литература на латинском языке.

Были выработаны многообразные жанровые формы и стилистические вариации. Но при всех исторических и жанровых различиях литература эта остается — в большей или меньшей степени — выражением народно-карнавального мироощущения и пользуется языком карнавальных форм и символов. Очень широко была распространена полупародийная и чисто пародийная литература на латинском языке. Количество дошедших до нас рукописей этой литературы огромно. Вся официальная церковная идеология и обрядность показаны здесь в смеховом аспекте.

Смех проникает здесь в самые высокие сферы религиозного мышления и культа. Повторяем, каждый акт мировой истории сопровождался хоровым смехом. Но не во всякую эпоху смеховой хор имел такого корифея, как Рабле.

Тает лёд по кавказским мотивам и другие номера от Николь Кидман

Жизнь без страха не только возможна, а полностью достижима! Узнай как можно стать бесстрашным, кликни тут!